www.patiks.ru - Мозаика Истории Мозаика истории     

     

Главная | Ученые и путешественники | Деятели искусства | Из истории русской разведки | Декабристы | Математика в истории | Исторические очерки | Почему мы так говорим?




История восстания декабристов

"Во глубине сибирских руд"

Жена-декабристка Мария Волконская

Жена-декабристка Мария Волконская

Царь предписывал своим подчиненным: "Последовавших за осужденными преступниками жен решительно отвратить от исполнения их намерения". Даже в семье генерала Раевского, который сочувственно относился, ко многим декабристам, в семье, с которой был дружен Пушкин, решение Марии Волконской (дочери Раевского) вызвало бурю.

Мать Марии в письме к дочери писала: "Немного добродетели нужно было, чтобы не жениться, когда человек принадлежал к этому, проклятому заговору. Не отвечайте мне, я вам приказываю"... Родная сестра декабриста Волконского пишет Марии: "У вас нет долга к нему, он вас обманул, он дурно действовал по отношению к вам... Многие из жен сочувствовали идеям своих мужей, они должны жертвовать собой, но не вы". Генерал Раевский, отец Марии,— декабристу Волконскому: "Властию моею я могу остановить ее, но сие должно происходить от тебя... - ты сам должен писать к ней, чтобы она к тебе не ездила". Волконский уступает натиску. Он пишет Марии: "Ты мать, ты —дочь, и я готов всем жертвовать, чтобы доставить тебе успокоение..." Князь отказывается от жертвы жены. Царь Николай I наносит Волконской последний удар: он запрещает ей брать с собой сына.

Но Мария не сдается. Она пишет отцу: "... простите сердцем и душой моего бедного мужа — он самый несчастный из людей. Дорогой папа, умоляю вас об этом плача, и если вы дорожите моею жизнью, исполните это... мой муж заслуживает все жертвы — и я их ему принесу".

Что это? Порыв любви? Но мы знаем, что Марию выдали замуж по сговору родителей, возможно, без ее согласия, что отношения ее с мужем складывались трудно, драматично. Может быть, скрытое сочувствие делу мужа, акт солидарности?.. И это не так: Мария не разделяла воззрений Волконского, не понимала его.

И даже целиком принадлежа своей среде, осуждая "заговорщиков", вместе со всеми, Мария едет в Сибирь одной из первых. Долг и самоотвержение. В самом чистом и бескорыстном виде.

Зимним вечером 1826 года в салоне Зинаиды Александровны Волконской собрались родственники, друзья, известные поэты, музыканты, певцы. Они пришли, чтобы проводить Марию Николаевну Волконскую, родственницу хозяйки салона, которая ехала в Сибирь к своему мужу декабристу Сергею Григорьевичу Волконскому.

Марии Николаевне было двадцать лет. Она была хороша собой, любила светские развлечения, балы, музыку. Политические взгляды мужа были ей неизвестны. Но когда случилась беда и князь Волконский был приговорен к двадцати годам каторжных работ, Мария Николаевна отказалась от всего, что было ей дорого,— титулов, богатства, оставила на попечение свекрови и невесток маленького сына и поехала в Сибирь. И вот теперь проездом она остановилась в Москве, в доме Зинаиды Александровны Волконской.

Зинаида Волконская, вспоминала потом Мария Николаевна, "приняла меня с нежностью и добротой, которые остались мне памятны навсегда... Зная мою страсть к музыке, она пригласила всех итальянских певцов, бывших тогда в Москве, и несколько талантливых девиц московского общества. Я была в восторге от чудного итальянского пения, а мысль, что я слышу его в последний раз, еще усиливала мой восторг... Я говорила им: "Еще, еще, подумайте, ведь я никогда больше не услышу музыки". Тут был и Пушкин, наш великий поэт; я его давно знала... он был связан дружбою с моими братьями и ко всем нам питал чувство глубокой преданности... он хотел мне поручить свое "Послание к узникам" (имеется в виду известное стихотворение А. С. Пушкина "Во глубине сибирских руд") для передачи сосланным, но я уехала в ту же ночь, и он его передал Александре Муравьевой".

В первый и самый трудный год каторги на Благодатский рудник на Нерчинских заводах приехали М. Н. Волконская и Е. Н. Трубецкая. Вот что рассказывает М. Н. Волконская о своей встрече с мужем: "Сергей бросился ко мне; бряцание его цепей поразило меня: я не знала, что он был в кандалах. Суровость этого заточения дала мне понятие о степени его страданий... Я бросилась перед ним на колени и поцеловала его кандалы, а потом его самого. Бурнашев (начальник рудника)... был поражен изъявлением моего уважения и восторга к мужу, которому он говорил "ты" и с которым обходился, как с каторжником".

"Тот, кто жертвует жизнью за свои убеждения, не может не заслуживать уважение соотечественников, кто кладет голову свою на плаху за свои убеждения, тот истинно любит отечество, хотя, может быть, и преждевременно затеял дело свое". Так писала М. Н. Волконская в своих "Записках". Та самая Волконская когда-то называла друзей мужа "низкими", осознает обреченность благородного дела.

По материалам статьи В. Мотыля, режиссера-постановщика и сценариста фильма "Звезда пленительного счастья".

предыдущая страница  /  содержание раздела  /   следующая страница




"Первая задача истории - воздержаться от лжи, вторая - не утаивать правды, третья - не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или в предвзятой враждебности" Цицерон Марк Туллий

"Не знать истории - значит всегда быть ребенком" Цицерон Марк Туллий


На главную | Карта сайта