www.patiks.ru - Мозаика Истории Мозаика истории     

     

Главная | Ученые и путешественники | Деятели искусства | Из истории русской разведки | Декабристы | Математика в истории | Исторические очерки | Почему мы так говорим?




Исторические очерки

Забавные случаи из жизни Россини

Забавные случаи из жизни Россини

Биографы Россини (1792-1868) утверждают, что на премьере "Севильского цирюльника" в Римском оперном театре (1816) присутствовала большая группа поклонников Паизиелло (автора первой оперы "Севильский цирюльник"), приехавшая из Неаполя, чтобы освистать молодого композитора. Недоброжелателям Россини помог ряд непредвиденных случайностей, происходивших во время спектакля: у Альмавивы лопнула струна на гитаре, на сцене в самый неподходящий момент появилась кошка, Зенобио Витарелли, исполнявший роль Базилио, упал. Спектакль разваливался на глазах. Враги Россини торжествовали. А композитор по окончании спектакля невозмутимо покинул зал.

На следующий день он наотрез отказался присутствовать на втором представлении оперы, которая в этот раз имела грандиозный успех. После спектакля восторженные зрители с факелами отправились к Россини воздать ему почести.


Мало кто сейчас знает, что первоначальное название самой популярной оперы Россини "Севильский цирюльник" было "Альмавива".

Современники композитора рассказали об одном случае, после которого композитор изменил первоначальное название оперы.

После премьеры на квартире Россини собрались самые близкие его друзья, чтобы отметить успех новой оперы традиционной пирушкой. В разгар веселья один из друзей Россини вдруг сказал ему:

— Джоаккино, послушай, почему ты присвоил этой чудесной опере имя второстепенного персонажа?

— Как второстепенного? — недоуменно спросил композитор.

— Безусловно второстепенного,— стал уверять композитора его друг. — Ведь подлинный герой оперы — вездесущий цирюльник Фигаро! Разве не он является центром великолепной интриги, на которой построен сюжет? Альмавива все делает под диктовку Фигаро.

— А ты, кажется, прав! — воскликнул Россини.— Решено, отныне и навсегда эта опера будет называться... "Севильский цирюльник".


Однажды Россини похвалил певицу Аделину Патти, блистательно исполнившую арию Розины из "Севильского цирюльника", и тут же воскликнул:

— Но кто написал эту музыку? Ах да...


Одна из женских партий в опере Россини "Кир в Вавилоне"

исполнялась не особенно одаренной певице. Когда композитор проверил ее голос, обнаружил, что что ей под силу только одна нота — "си-бемоль". Тогда Россини написал специально для этой певицы арию, в которой нужно было тянуть лишь эту ноту. Все остальное сделал оркестр...


Современники отмечают, что Россини в жизни был весьма скромен, к друзьям и коллегам относился с уважением.

Однажды он пришел в гости к своему приятелю композитору Франсуа Буальдье. А жили они в одном доме: Буальдье на первом этаже, Россини — на втором.

Собравшиеся гости с восторгом отзывались о новой опере хозяина "Белая дама". Особенно высоко оценил ее Россини.

— Дорогой друг,— сказал Буальдье, обращаясь к Россини,— вы переоцениваете меня. Как композитор вы стоите значительно выше меня.

— Выше вас? — улыбнулся Россини.— Лишь в тех случаях, когда мы с вами находимся одновременно в своих квартирах!


Однажды на концерте Россини встретился с Цингарелли, директором Неаполитанской консерватории, который страстно завидовал и ненавидел как его самого, так и его музыку.

Цингарелли пришел на концерт вместе со своим учеником и, как только представился случай, обратился к Россини:

— Этот молодой человек является вашим неисправимым поклонником, Россини. Не возьмете ли вы на себя труд убедить его в том, что ему следовало бы избрать более достойный объект для своего восхищения?

— Вы так усердно и со столь завидным постоянством занимаетесь этим, любезный Цингарелли, что мне, право, нечего добавить,— смеясь, ответил Россини.


Как-то в гостях Россини исполнил каватину Фигаро из своей оперы.

"Я никогда не забуду,— вспоминал Ф. Обер,— впечатления, полученного от этого блистательного исполнения. У Россини был красивейший баритон и он пел так, что превосходил в этой партии и Пеллегрини, и Галли, и Лаблаша. Что касается его искусства аккомпанировать, оно изумительно: его руки, казалось, бегали не по клавишам рояля, а распоряжались целым оркестром. Когда он закончил, я машинально посмотрел на клавиши и мне показалось, что они дымились".




"Первая задача истории - воздержаться от лжи, вторая - не утаивать правды, третья - не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или в предвзятой враждебности" Цицерон Марк Туллий

"Не знать истории - значит всегда быть ребенком" Цицерон Марк Туллий


На главную | Карта сайта